Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Малые литературные формы прозы: рассказы, эссе, новеллы, феерия

Хьюстон, 2030
Хьюстон, 2030
Повесть Майка Мак-Кая «Хьюстон 2030» - это одновременно классический полицейский детектив и научная фантастика. Дело происходит, как следует из названия, в будущем, причем не столь уж и отдаленном. Следователь ФБР занимается поисками серийного убийцы. В фантастической части повести вы не найдете ни роботов, ни летающих автомобилей, ни супер-компьютеров. Восставших из могил зомби, вирусов, убивающих человека за тридцать секунд, невероятных астероидов, ударяющихся о Землю, вулканов размером с континент, злобных пришельцев из соседней Метагалактики, и Всемирного Потопа там тоже не будет. Один потоп есть, но он не всемирный, а очень даже локальный, и к делу почти не относится. Зато: катастрофа, описанная в повести, уже началась и идет полным ходом! Мир, созданный воображением Мак-Кая, удивительно похож и одновременно не похож на современный, и при этом - правдоподобен.
Ключ от рая
Ключ от рая
«Мой Господин послал меня сказать, что обретешь ты покой и прощение, когда найдешь к вратам Рая ключ. Раз в сто лет в ночь на Песах будет даваться тебе попытка. Но знай, что ни единый ключ не подойдет к заветным воротам, кроме слепка с того, что принадлежит одному из тридцати шести праведников, на которых держится мир». Ахашвейрош проснулся утром, сухой и не озябший посреди мокрой травы и деревьев, и понял, что сон его был истинным. Ламед вав цадиким… Тридцать шесть праведников… среди миллионов людей… десятков стран… Ламедвавник… Ламедвавник… Праведник… Где отыскать тебя грешнику? Как узнать? Как получить слепок твоего ключа?.. Автор благодарит своего практически соавтора Иа за страноведческую помощь и советы при написании. Весь путь, пройденный рассказом по Сети, был проделан исключительно с ведома и согласия автора.
Dunes over Danvar
Dunes over Danvar
Out in the wastes north of Springston the rush for riches and fame is on. The word is out that the legendary city of Danvar has been found, and every diver, brigand, and pirate with a sarfer is racing to find it. But out in the dunes there’s only one inarguable fact… The sand don’t care, and it never did. Can people change? Two men who meet in the dunes over the lost city of Danvar have to find out if there can ever be such a thing as friendship, honor, and sacrifice in a world full of sand divers, pirates, brigands, and thieves.
Не хочу быть ведьмой! (СИ)
Не хочу быть ведьмой! (СИ)
  Внимание! Без вычитки! черновой вариант. Это мой первый опыт, решила попробовать себя в чем-то новом. Заранее извиняюсь за ошибки, как уже сказала  в этом деле я новичок, не судите строго. Буду рада справедливым оценкам и отзывам.   Аннотация:      Как вы думаете, какого узнать, что ты ведьма? Паршиво я вам скажу! Жила себе тихо-смирно бед не знала. А теперь обучение магии прохожу, что получается не очень хорошо, кавалер  от которого хочется сбежать подальше, и семейка с приветом. Ох, жизнь моя жестянка!  
Бабушка
Бабушка
Журнал «Земля и Вселенная» 1991 г., № 3, стр. 84-87
Ночное рандеву с тиритэро. Место действия: кладбищ
Ночное рандеву с тиритэро. Место действия: кладбищ
А кого встретите вы в первый день работы по специальности? В этом деле никогда не предугадаешь...
Четыре гинеи
Четыре гинеи
Матрос Гарт перед смертью попросил товарища отвезти вдове сундук с вещами и последнее жалованье, четыре гинеи…
Леаль у себя дома
Леаль у себя дома
Вор украл из богатого особняка шкатулку, где вместо драгоценностей хранились любовные письма. Письма тоже могут принести деньги, но шантажистом должен быть джентльмен. И вор берет в дело нищего попрошайку, спившегося барина…
Маньяк
Маньяк
Больной умирает от чахотки. Для очистки совести доктор прописывает ему плацебо — траву гречавку…
Шедевр
Шедевр
Живописные шедевры социалистического искусства 2222 года.
Предсмертная записка
Предсмертная записка
Свекруха
Свекруха
Сын всегда – отрезанный ломоть. Дочку растишь для себя, а сына – для двух чужих женщин. Для жены и её мамочки. Обидно и больно. «Я всегда свысока взирала на чужие свекровье-невесткины свары: фу, как мелочно, неумно, некрасиво! Зрелая, пожившая, опытная женщина не может найти общий язык с зелёной девчонкой. Связался чёрт с младенцем! С жалостью косилась на уныло покорившихся, смиренных свекрух: дескать, раз сын выбрал, что уж теперь вмешиваться… С превосходством думала: у меня-то всё будет по-другому, легко, приятно и просто. Я всегда мечтала о дочери: вот она, готовая дочка. Мы с ней станем подружками. Будем секретничать, бегать по магазинам, обсуждать покупки, стряпать пироги по праздникам. Вместе станем любить сына…»
По кругу
По кругу
Один из самых известных юмористов в мировой литературе, О. Генри создал уникальную панораму американской жизни на рубеже XIX-XX веков, в гротескных ситуациях передал контрасты и парадоксы своей эпохи, открывшей простор для людей с деловой хваткой, которых игра случая то возносит на вершину успеха, то низвергает на самое дно жизни. «– Ну, как рубашка, Сэм? В порядке? – спросила миссис Уэбер, не вставая с качалки, в которой с удобством расположилась под виргинским дубом, прихватив с собою, чтобы не скучать, дешевую книжечку в бумажной обложке. – Еще бы, Марта, – подозрительно кротким голосом отозвался Сэм. – Красота, до чего все подогнано одно к одному. Я сперва было наладился пошуметь, поскандалить, что, мол, пуговиц нет ни одной, а потом вижу – петли тоже все до единой разодраны, значит, расстраиваться из-за пуговиц нет смысла…»
Розы Мальзерба
Розы Мальзерба
«Ламораньон Мальзерб, которого одно имя напоминает вам о добродетели, человек самый добродушный, скромный философ, честный судья, великий натуралист, наконец (чтобы все изобразить одним словом), неустрашимый защитник Людовика XVI, Ламораньон Мальзерб проводил обыкновенно некоторую часть лета в прекрасном замке Вернеле, неподалеку от Версаля. Это время было для него отдохновением от важных занятий государственных. Мальзерб был великий охотник до цветов; особенно любил он одну беседку из белых роз, им самим воспитанных. Эта беседка находилась в тенистой роще и украшала уединение министра-философа…»
Розы Мальзерба
Розы Мальзерба
«Ламораньон Мальзерб, которого одно имя напоминает вам о добродетели, человек самый добродушный, скромный философ, честный судья, великий натуралист, наконец (чтобы все изобразить одним словом), неустрашимый защитник Людовика XVI, Ламораньон Мальзерб проводил обыкновенно некоторую часть лета в прекрасном замке Вернеле, неподалеку от Версаля. Это время было для него отдохновением от важных занятий государственных. Мальзерб был великий охотник до цветов; особенно любил он одну беседку из белых роз, им самим воспитанных. Эта беседка находилась в тенистой роще и украшала уединение министра-философа…»
Самый счастливый день
Самый счастливый день
Юные герои Анатолия Алексина впервые сталкиваются со «взрослыми», нередко драматическими проблемами. Как сделать правильный выбор? Как научиться понимать людей и самого себя? Как войти в мир зрелым, сильным и достойным человеком?
Сердце запада
Сердце запада
Один из самых известных юмористов в мировой литературе, О. Генри создал уникальную панораму американской жизни на рубеже XIX–XX веков, в гротескных ситуациях передал контрасты и парадоксы своей эпохи, открывшей простор для людей с деловой хваткой, которых игра случая то возносит на вершину успеха, то низвергает на самое дно жизни. «Через Индийский океан пролегает к нам теперь новый путь – золотистый днем и серебристый по ночам. Смуглые короли и принцы выискали наш западный Бомбей, и почти все их пути ведут к Бродвею, где есть что посмотреть и чем восхищаться. Если случай приведет вас к отелю, где временно находит себе приют один из этих высокопоставленных туристов, то я советую вам поискать среди республиканских прихвостней, осаждающих входные двери, Лукулла Полька. Вы, наверное, его там найдете. Вы его узнаете по его красному, живому лицу с веллингтонским носом, по его осторожным, но решительным манерам, по его деловому маклерскому виду и по его ярко-красному галстуку, галантно скрашивающему его потрепанный синий костюм, наподобие боевого знамени, все еще развевающегося над полем проигранного сражения. Он оказался мне очень полезным человеком; может быть, он пригодится и вам. Если вы будете его искать, то ищите его среди толпы бедуинов, осаждающих передовую цепь стражи и секретарей путешествующего государя – среди гениев арабских дней с дико горящими глазами, которые предъявляют непомерные и поразительные требования на денежные сундуки принца…»
Под «Веселой козой»
Под «Веселой козой»
«В. Н. Андреев-Бурлак рассказал как-то в дружеской компании случай, произошедший с ним на нижегородской ярмарке. – Приезжаю я из Москвы с утренним поездом. Пью в буфете кофе. Садится рядом со мной толстяк с алмазным перстнем на указательном пальце. На жилете гремит брелоками золотая цепь…»
Актриса
Актриса
Обычные истории из жизни обычных людей. Радости и горести, смех и слезы, любовь и ненависть. И немного волшебства, ожидание чуда, которое обязательно случится.
Салатовые дни
Салатовые дни
Данные длинноты были написаны в период с ноября 2014-го по июнь 2015-го, не считая эпилог, сочиненный в зале ожидания Казанского вокзала в октябре того же года. Многие читатели найдут это произведение откровенной беллетристикой и, наверное, будут правы. Записки молодого человека, переживающего кардинальные изменения в личной жизни и жизни общества, написанные в пылу адского нежелания приспособляться, едва ли могут быть документом, свидетельствующем о желании перемен, сколько их подразумевающем.